Элон Маск, основатель и сооснователь таких компаний как PayPal, SpaceX, Tesla Motors, изучал физику в Пенсильванском университете. В первой части интервью, которое Маск дал Элене Левин, колумнистке издания Американского физического общества APT News, он рассказывает о том, как он использует мышление, основанное на принципах, какие преимущества ему дало изучение физики, и о том, почему он с гордостью называет себя нердом. 

Левин: Недавно в одном интервью вы посоветовали людям, которые хотят заниматься инновационным бизнесом, «изучать физику и учиться думать, руководствуясь принципами, а не аналогиями». Можете подробнее рассказать, что вы имели в виду?

Маск: Физики были вынуждены разработать способ мышления, который позволяет понимать контринтуитивные элементы реальности. Вещи вроде квантовой физики не слишком интуитивны, и чтобы продвигаться в их изучении физики создали методику мышления, которая позволяет получать правильные ответы, даже если они совершенно неочевидны. А это требует огромного умственного напряжения. В повседневной жизни нельзя всё время руководствоваться принципами, это потребует слишком большого расхода умственной энергии. Так что большую часть жизни приходится действовать по аналогии, попросту копируя поведение других людей с минимальными вариациями. Но если вы пытаетесь стать первооткрывателем, изобрести что-то действительно новое, то вам придется перейти к мышлению, основанному на принципах, выявить самые фундаментальные истины в вашей отрасли, и выводить свою мысль из них. Это требует напрячь голову, и я могу привести пару примеров того, как это помогает в ракетостроении.

Левин: Давайте.

Маск: Любая технология в ракетостроении оценивается по тому, насколько она уменьшает стоимость космических перевозок. Но, если вы изучите историю запусков ракет, то увидите, что эта стоимость практически неизменна, а в США она даже повышается со временем. Если вы будете думать шаблонно, по аналогии, вам ничего не останется, кроме как признать, что такова жизнь. Но это не так. Если думать, опираясь на принципы, то первым делом надо узнать, из чего делают ракеты, и сколько стоят эти материалы. Когда мы сделали это, мы очень удивились — материалы составляют всего несколько процентов от стоимости ракеты. В этом определённо что-то не так, и мы делаем что-то очень глупое. Если бы мы были умнее, мы могли бы сделать ракеты намного дешевле.

Левин: Как проходит ваш день? Вы постоянно применяете этот метод мышления, или в какой-то момент вам приходится остановиться, так как это требует слишком большого напряжения?

Маск: Я рад бы был сказать, что постоянно думаю, опираясь на принципы, но, к сожалению, у меня слишком много дел, и я приберегаю умственную энергию только для самых важных из них, например, для достижения какого-нибудь технологического прорыва, или при каком-то серьёзном затыке в бизнесе, который требует творческого решения. Иногда это выходит само собой — я просыпаюсь и ко мне внезапно приходит озарение в душе (смеется). Это звучит шаблонно, но так бывает часто. Думаю, мой мозг работает над проблемой на подсознательном уровне, и наутро решение выскакивает в сознание.

Левин: Почему вы решили изучать физику?

Маск: Мне было очень интересно понять, как работает Вселенная. А физика занимается именно этим — пытается понять, как устроен мир на самом фундаментальном уровне. В какой-то момент я серьёзно задумывался над карьерой физика, думал над некоторыми физическими проблемами, но глядя в будущее, я начал опасаться того, что погрязну в бюрократических проволочках с каким-нибудь коллайдером, а потом проект могут вообще закрыть, как это было со Сврехпроводящим Суперколлайдером, и это будет полный отстой. От этого просто руки опускаются.

Левин: То есть вы решили заранее, что вы любите физику, хотите изучать её, чтобы знать как устроена Вселенная, но не собираетесь работать физиком?

Маск: Некоторое время я хотел им быть. Где-то между 12 и 13 у меня был экзистенциальный кризис, я пытался понять, к чему это всё, зачем мы здесь, есть ли в жизни смысл и всё такое прочее. Я пришёл к выводу, что лучшее, что можно сделать — это улучшать охват и масштаб сознания и добиваться более высокого прозрения, что, в свою очередь, позволит нам задавать всё более и более хорошие вопросы, так как очевидно, что Вселенная — это ответ, главное задать правильный вопрос. Всё дело в вопросах.

Левин: Интересно получается — вы решили изучать физику, чтобы понять, как устроена Вселенная, но в то же время стали изучать и экономику, то есть вы с самого начала думали и о бизнес-образовании?

Маск: Когда я пытался определиться, чем хочу заниматься в жизни, я был убеждён, что если не изучу экономику, мне придётся работать на кого-то, кто её изучил (смеётся), и они будут знать всякие особенные вещи, которых я не знаю. Это выглядело не очень приятно, так что я хотел быть уверен, что тоже буду знать всё это (смеется). Откровенно говоря, не могу сказать, что я чувствовал себя своим среди студентов-экономистов. Я больше любил зависать с однокурсниками-физиками. Мне больше нравились люди с отделений искусств и науки. Не знаю, может не стоит это публиковать? (смеется) Да, я был не в восторге от компании студентов бизнес-специальностей, я предпочитал художников и учёных.

Левин: Вы считаете себя «нердом»?

Маск: Определённо, я был нердом, и во многом остаюсь им до сих пор. Если бы кто-то составил список всего, что полагается делать настоящим ботаникам, то оказалось бы, что я прямо по нему всё и делал. Я много часов провёл, бросая дайсы в D&D.

Левин: И в костюмы персонажей наряжались?

Маск: (смеется) Да, было дело пару раз, но не дома, а на турнирах по D&D. Это было круто. Я обожал всё это. Я рос в Южной Африке и там было очень маленькое сообщество, у меня было мало возможностей разделять с кем-то мои увлечения… Среди моих сверстников программированием вообще никто не увлекался. Мне приходилось чуть ли не силой заставлять их играть в D&D. Некоторым нравилось, но остальных приходилось долго уговаривать, ведь для участия в турнирах нужна была команда из четырёх человек. Я играл в компьютерные игры, писал софт, и у меня были штаны с завязками. (смеется) Вообще мне жилось нелегко. Девчонки не хотели ходить со мной на свидания… А я ещё много чем занимался — собирал радио, делал ракеты. В ЮАР они не продавались в магазинах, так что мне приходилось самому выяснять состав ракетного топлива, толочь ингредиенты в ступке, заправлять ракету и запускать её — с непредсказуемым результатом.

Левин: Да, пожалуй и правда — всё по списку настоящего нерда.

Маск: (смеется) Ботан 80-го уровня.

продолжение следует…

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: