Париж — генеральный директор Spacecom, Дэвид Поллак, рассказал 5 сентября, что предполагаемый покупатель его компании, пекинская компания Xinwei, не вышла из соглашения, несмотря на уничтожение 1 сентября Amos-6, телекоммуникационного спутника Spacecom, во время предстартового теста оператором запуска, компанией SpaceX. Поллак также описал, как он узнал о происшествии во время полета в Орландо, штат Флорида, по пути к станции ВВС на мысе Каннаварел, чтобы стать свидетелем запуска, запланированного на 3 сентября.
Вопрос(В): Каким образом неудача стоимостью в $285млн. для вашей компании, повлияла на сделку с пекинской Xinwei, обусловленную успешным запуском Amos-6?
Ответ(О): Эта компания сообщила нам, весьма ясно, что они заинтересованы в продолжении обсуждения (сделки). Единственный вопрос — они не упомянули об этом, но для меня это ясно — это: какой будет новая цена?
В: Таким образом, для сделки дверь остается открытой?
О: Да. Они имеют право, но не обязаны отказываться от нее.
В: Amos-6 должен был заменить стареющий спутник Amos-2. Когда наступит момент, когда его необходимо будет поместить на наклонную орбиту, чтобы сэкономить топливо, ваши нынешние клиенты будут вынуждены уйти?
О: Наши самые важные клиенты на Amos-2 начнут ощущать последствия наклонной орбиты примерно через полгода. Мы планируем в этом году найти иные решения, то есть еще в 2016г. Таким образом, если нам понадобится еще месяц или два, они у нас будут. Но моя цель — сделать все возможное до конца этого года.
В: Когда вы узнали, что ваш спутник Amos-6 уничтожен?
О: Я был на рейсе из Нью-Йорка в Орландо. Это внутренний рейс США, так что он имел доступ к телевидению и интернету. По телевизору я увидел дым, идущий от мыса. Это большой объект, так что я думал: кто бы это мог быть? Надеюсь, это не приведет к задержке с нашим запуском. Затем я понял: запуска не будет. Так что потребовалось минута или две, прежде, чем я понял, что на самом деле ребята под дымом — это мы. Это было примерно за час до нашего приземления. Когда мы приземлились, я уже был готов обсуждать по электронной почте с моим менеджментом и правлением, каким будет наш военный план по выходу из этого кризиса. Так что начали мы немедленно.
В: После неудачи с Amos-6, вы сказали, что некоторые из ваших коллег в регионе не сочувствовали вам?
О: Они вели себя так, будто почуяли кровь в джунглях. С теми, кто имел больше или меньше доброй воли, мы сотрудничаем. Я могу определенно сказать, что некоторые наши конкуренты вели себя достойно и мы улучшили наши отношения. Некоторые вели себя так, будто они только конкуренты, не имеющие никакого сочувствия к попавшим в беду коллегам. Исходя из этого опыта, думаю, теперь мы знаем, с кем нам хотелось бы поговорить, а с кем нет.
В: Решение SpaceX поместить спутник на ракету до стандартного предстартового огневого испытания, политика, которую они начали применять в 2016г., позволяет клиенту соглашаться или нет на это. Некоторые из них сказали нет, другие сказали да. Вы сказали да. Не могли бы объяснить такое решение?
О: Это было решение, принятое инженерами IAI (изготовитель спутника). Мы были, конечно, не только зрителями в театре, но на первом плане были инженеры из IAI и SpaceX. Я думаю, они оглядывались назад, на последние пуски, проводя инженерный анализ. Я выяснил одну вещь: инженерия — это не математика. Это казалось разумным решением и я не уверен, что решил бы сейчас по-другому. Мы не знаем причины происшествия. Есть много инженерных конфигураций, которые должны быть проанализированы. Я еще не пришел к какому-либо выводу, приводящему меня к решению этого вопроса. Могу сказать вам, что никакие цены или скидки не принимали участия в решении (поместить спутник на ракету). И мы были не первыми, кто делал прожиг ступени со спутником. Конечно, сейчас все будут обращать внимание на это.
В: Поскольку это была не попытка запуска, она не была покрыта вашей страховкой, но изготовителем спутника, IAI, была приобретена предстартовая страховка на общую сумму около $280млн.
О: Страховка была приобретена ведущим космическим страховым брокером для IAI. У нас есть контракт с IAI, согласно которому они возвращают нам все, что мы заплатили им. Контракт не зависел от приобретения этой страховки. Мы попросили их приобрести страховку и убедились, что они это сделали. Но даже если бы они этого не сделали, это все записано в контракте. Президент IAI уже заявил, что такая договоренность есть, и они будут платить нам.
В: Ваш контракт со SpaceX был одним из первых, подписанных с коммерческим оператором космических запусков. Включает ли он гарантии в случае предполетной неудачи?
О: Мы еще не начали обсуждать ситуацию со SpaceX, и это было бы неправильно, обсуждать условия контракта прямо сейчас. Нужно, чтобы прошло какое-то время.
В: Ваш пусковой контракт (со страховиком), который уже никогда не начнет своего действия, был еще на большую сумму. Не могли бы вы это пояснить?
О: Это был контракт из нескольких частей, а не только запуск плюс один год. Была часть, предусматривающая запуск плюс пять лет, были части, где речь шла про пятнадцать лет жизни спутника. Страховой рынок сейчас возвращается к более длительным контрактам. Наш страховой полис был рассчитан на $330млн., но, конечно, вступил бы в силу только после начала зажигания под ракетой. Они (страховики) должны будут возместить нам около $40млн. премии, которую мы заплатили около месяца назад.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: